Телефон +7 (495)900-10-90
E-mail site.cnt@zeppelinpm.ru
Адрес 115035, Москва,
Садовническая улица, д. 41, стр. 2 карта

20.12.2021 Андрей Кротков подвел итоги 2021 года и рассказал про тренды на рынке управляющих компаний

В 2021-м управляющие компании оставались на передовой рынка: продолжающаяся «санитарная паранойя», ставшие регулярными ограничения, колоссальный рост себестоимости услуг при снижающейся цене контрактов, острейший дефицит кадров, агрессивное «обеление» отрасли, усиление налогового давления и «боли клиентов» в режиме онлайн.

По итогам второго полугодия 2021 года при повышении цен на энергоносители в России сохраняются тенденция к замедлению промышленного производства, трудности с поставками, рост базовой годовой инфляции, перечисляет Наталья Якименко, генеральный директор Lynks Property Management. Хотя в целом рынок адаптировался к коронакризису, периодические введения режима нерабочих дней и неясность в отношении возможного широкого внедрения QR-кодов создают нервозность, особенно среди объектов street-retail и инфраструктуры, соглашается Дмитрий Свешников, управляющий директор О1 Standard.

Глобально же влияние пандемии на отрасль отразилось прежде всего на увеличении скорости всех управленческих процессов, резюмирует Наталья Афанасова, директор отдела управления недвижимостью CBRE Россия, называя цифровизацию бизнеса и ее скорую трансформацию основными трендами года. «Прорывные технологии» дают возможность игрокам плотно заняться, например, вопросами ESG-стратегии, считает эксперт.

Несите ваши денежки

Наталья Якименко говорит еще об одном тренде-2021 — управляющие компании становятся инвесторами: на рынке, растет число инвестиционных сделок со стороны управляющих компаний, а также ЗПИФов от крупных финансовых структур. С начала года объем инвестиций со стороны УК достиг 6%, тогда как в аналогичный период 2020 года сделок с участием подобных игроков на рынке вовсе не было.

«Жизненно важным» для рынка управления в 2021-м стал и редевелопмент: по словам г-жи Якименко, в России наблюдается масштабное переосмысление традиционных технологий управления торговыми и бизнес-центрами. Сам факт появления тех же гибких офисов говорит о том, что подход к организации рабочего пространства претерпевает колоссальные изменения, поясняет она, а доля таких объектов только в портфеле Lynks удвоилась. «SMART-офисы с функциями бронирования shared-desk, гибкие офисы, — перечисляет Константин Пыресев, генеральный директор RD Management. — Повысились требования к эффективности и организации офисных площадей — девелоперы уже просто вынуждены внедрять прогрессивные IT-технологии, управляющим компаниям также необходимо развивать это направление, в том числе в рамках green technology». Тренд на увеличение доли гибких офисных пространств требует «повышенного внимания от УК и высокого уровня менеджмента», поддерживает Роман Бойко, генеральный директор Urbitec FM. Операторы таких проектов зачастую очень требовательны к сервису, поясняет он.

Дмитрий Свешников соглашается: после шоковой терапии 2020-го на авансцену для УК вышла автоматизация процессов — как в управлении зданиями, так и для общения с арендаторами. Помимо улучшения пользовательского опыта, автоматизация открывает возможности для анализа эффективности, разработки мероприятий по ресурсосбережению, резюмирует г-н Свешников. Игроки вообще работают теперь по принципу «одного окна» — арендаторы предпочитают отдавать отдельные виды работ по обслуживанию офисов в руки «общедомовой» УК и не привлекать на разные работы разных подрядчиков. В итоге УК, помимо «прямых обязанностей», может заниматься и управлением строительными проектами, и консалтингом. На фоне же роста интереса рынка к «зеленым» офисам управляющие компании самостоятельно реализуют такие проекты и их сертификацию по международным стандартам.

Спасибо за посылку

В условиях отсутствия экономического роста, внешних инвесторов, высокой инфляции, роста себестоимости, кадрового голода УК продолжают ориентироваться исключительно на внутреннего заказчика, рассказывает Анна Никандрова, партнер Colliers.

На этом фоне рынку необходимо массовое переосмысление концепций торговых центров с превращением их в «третье место», убеждена Наталья Якименко. По ее словам, процесс потребует полной перезагрузки многих объектов и сформирует большой потенциал для редевелопмента и инвестиций.

Трансформация модели торговли, впрочем, происходит уже сейчас, и на рынке появляются новые форматы и сервисы: поп-ап, шоурум, ПВЗ, соглашается Ольга Летютина, генеральный директор УК «Столица Менеджмент». Однако классические форматы торговли остаются востребованными, поэтому в итоге будут развиваться гибридные концепции — магазин, пункт выдачи, склад.

Анна Никандрова напоминает, что рынок находится в стадии активного ввода QR-кодов для посещения торговых центров в различных регионах. Влияние этой инициативы на рынок ретейла можно будет оценить лишь в следующем году, однако уже сейчас можно сказать, что она негативно скажется на результатах работы ТЦ. «Любые ограничения, связанные с работой торговых центров, немедленно сказываются на УК, — вздыхает Ольга Летютина. — При закрытии объектов или даже снижении трафика из-за введения системы QR-кодов любой собственник сразу же оптимизирует затраты на управление, ведь обслуживание объекта в такие периоды не требует такого же количества персонала, как при оптимальной посещаемости».

Мы не можем ждать милости от...

На этом фоне управляющие компании продолжают выступать медиаторами регулирования арендных отношений. В 2020 году практически все арендаторы ТЦ выступили с инициативой внести изменения в договоры аренды, напоминает Наталья Якименко. Кроме отмены или снижения платежей на время закрытия, многие перешли на процент с товарооборота. Все это происходило при бурном росте e-commerce (в 2020 году объем интернет-торговли вырос в 1,6 раза, на 58,5%). По итогам девяти месяцев 2021 года показатель сохранился на том же уровне и составил 2,41 трлн руб. (исследование АКИТ). Безусловно, ситуация отразилась на доходах ТЦ — плата процента с товарооборота сопоставимо снизилась, поясняет г-жа Якименко. «В условиях нестабильности арендаторы были максимально заинтересованы в переходе на плату процента с оборота, и торговые центры пошли им навстречу, — продолжает она. — Однако такая форма взаимодействия возможна только при полной прозрачности и честном диалоге».

Еще одним событием для рынка стало введение отдельного кода видов экономической деятельности для аренды и управления собственным или арендованным торговым объектом. Инициатором изменений выступил Российский совет торговых центров. Прямой связи между изменением кодов ОКВЭД и отношениями между собственниками и арендаторами, по словам Натальи Якименко, нет, но именно на основе ОКВЭД власти выделяли сферы бизнеса, наиболее пострадавшие от пандемии. В 2021 году вопрос получил закономерное развитие, указывает она: РСТЦ обратились к правительству с просьбой о поддержке отрасли на фоне пандемии коронавируса, а также признать отрасль пострадавшей из-за локдауна и введения QR-кодов. «Конечно, положительное решение внесло бы дополнительный баланс в экономический аспект отношений сторон по аренде, если такие меры будут предоставлены», — уточняет г-жа Якименко.

Дорого-немило

По данным Knight Frank, в области строительства стоимость материалов и оборудования возросла на 55%, а работ и механизмов — на 33%. И это — данные лишь по итогам I полугодия, подчеркивает Михаил Сафонов, директор по развитию Property Management и Retail Knight Frank PM. Отчасти такой рост — следствие общей инфляции: официальная инфляция в США сохраняется на уровне 6%, в РФ — на уровне 8%.

Цены весь год продолжали расти практически на все, соглашается Андрей Кротков, генеральный директор и партнер управляющей компании Zeppelin. Так, топливо подорожало на 7–10%, и, как следствие, наблюдается очередной рост цен на поставки и транспортные перевозки, перечисляет он. Растут в цене изделия из металла — на 50–80%, на стройматериалы из дерева — на 30–60%, чистящие и моющие средства — на 17–20%, инвентарь для уборки и инструменты для ТО — на 8–10%, оргтехника — на 10–15%.

Первично процесс в России был связан с изменяющимся курсом валют, но и после некоторой стабилизации рубля цены на поставки не уменьшились. К тому же в связи со снижением в период пандемии промышленного производства различного сырья и оборудования, возник дефицит значительной доли FM-ассортимента, также подстегнувший рост цен.

В итоге возросшая себестоимость услуг в 2021-м стала главной головной болью всех компаний, специализирующихся на профессиональной эксплуатации недвижимости. Существенный вклад внес и острый кадровый голод, вспоминает Андрей Кротков. Большинство нерезидентов уехали на родину еще весной 2020, когда в стране были введены максимальные ограничения, а последовавшее закрытие границ не позволило вернуться.

Поменяли профессию

Кроме того, существенно снизился курс рубля, поэтому мигранты ожидаемо задумались о поиске более высокооплачиваемой работы. Это желание совпало с локдауном, спровоцировавшим все тот же резкий всплеск онлайн-торговли, — возникло большое количество рабочих мест на таких позициях, как курьеры и комплектовщики заказов, вознаграждение за которые изначально было намного выше устоявшегося в том же клининге.

Все эти факторы продолжают массово вымывать кадры из сегмента УК. Последовала цепная реакция — компании, чтобы хоть как-то залатать дыры, были вынуждены увеличить вознаграждение дворников и уборщиц. Однако другие категории сотрудников, наблюдающие, как зарплата в клининге стала выше, чем, например, у техника по эксплуатации, также потребовали индексации. «Причем не секрет, что техники, работающие по графику „сутки через трое“ традиционно подрабатывают как минимум в двух местах, — вздыхает Андрей Кротков. — Вот и получилось, что „двойная“ зарплата дежурного техника/сантехника/электрика вдруг стала выше „одинарной“ у руководящего ими инженера. В итоге, чтобы не допустить дефицита кадров уже среди высококвалифицированного персонала, УК пришлось индексировать вознаграждение и этим категориям сотрудников тоже».

Учиться и учить

Ольга Летютина отмечает, что управляющим компаниям все-таки требуется квалифицированный персонал,
и компании обучают работников по собственным стандартам. «Важная часть нашей жизни сейчас — обучение и внедрение новых технологий, — продолжает она. — И это еще один тренд — оптимизация рабочих процессов, внедрение цифровизации данных, новых технологичных решений, которые позволяют эффективнее использовать штат».

Перед российскими УК сейчас стоят масштабные задачи обучения и подготовки, поэтому появление и поддержка корпоративных университетов — один из долгосрочных трендов в отрасли, соглашается Константин Пыресев. «Сервис для клиента возможен только в случае сервиса для сотрудника, — резюмирует Ольга Летютина. — Все начинается с заботы о сотрудниках, обеспечения их нормальной „белой“ зарплатой, предоставления оплачиваемого отпуска, создания нормального микроклимата в команде на каждом объекте. Для того чтобы сервис работал, должен быть доволен сотрудник, который его обеспечивает».

Растут большими

В условиях серьезного падения доходов собственников, снижения маржинальности бизнеса управляющие компании продолжают испытывать давление со стороны заказчиков — владельцы зданий хотят оптимизировать расходы на управление, уменьшить стоимость услуг или сократить объемы работ, перечисляет Андрей Алиев, вице-президент по операционному управлению RealJet. Битва шла за каждый рубль, но для ряда объектов подобная политика категорически неприемлема, считает он — как с точки зрения адекватного функционирования объектов, так и с точки зрения репутационных рисков для УК.

Впрочем, даже «усеченные» контракты оплачивались с задержками, указывает Андрей Кротков: рост дебиторской задолженности заставил управляющие компании чаще обращаться за заемными средствами, что также повлияло на себестоимость обслуживания зданий. Перечисленные выше причины удорожания FM-услуг в конечном итоге вынудили УК обращаться к заказчикам с просьбой о повышении стоимости действующих контрактов. По оценкам Zeppelin, в среднем стоимость FM-услуг в 2021 году выросла на 20–30%. Удорожание в сфере технического обслуживания составило 10–20%, а клининга — 20–40%. Без учета сокращений/ ограничений услуг рост стоимости в зависимости от профиля и конфигурации объекта находится в достаточно широком диапазоне — 10–40%, оценивает, в свою очередь, Михаил Сафонов. Однако, учитывая гибкость подходов к оптимизации затрат, суммарная фактическая стоимость управления на многих объектах временно не увеличилась, уточняет он. В следующем году рынок неизбежно ожидает рост стоимости услуг, поскольку их ограничение, снижение качества или сдерживание расценок другими методами оказывают влияние на доходность объекта и повышают риски владения, прогнозируют в компании.

«Вопрос вообще нужно разделить на два: как должны были бы измениться ставки и как они менялись в реальности, — размышляет Борис Мезенцев, операционный директор MD Facility Management. — Основными драйверами роста ставок на услуги УК в сфере FM действительно были рост заработных плат (в основном в сфере клининга, здесь он составил 20–25%) и инфляция, которая выразилась в росте затрат по всем статьям. С учетом этого рост ставок должен был составить порядка 20%. В этом росте учитывается и тот факт, что в прошлом году ставки практически были заморожены. Однако в реальности этого не произошло: заказчики, в первую очередь владельцы ТРЦ и БЦ, тоже находятся в жестких условиях и ограничены платежеспособностью арендаторов. В результате рост цен составил 5–10%, а остальной рост затрат был компенсирован за счет изменения наполнения услуги».

До лучших времен

Еще одной «особенностью года» стал отложенный спрос со стороны владельцев недвижимости на проведение ремонтов, указывает Андрей Кротков. Это связано с тем, что в течение всего 2020-го большинство клиентов УК перешли в режим жесткой экономии и останавливали финансирование капитальных затрат. Соответственно, ранее запланированные сезонные работы и ремонты проведены не были, и в начале 2021 года заказчики вернулись к этим планам, причем с ожиданием выполнения в течение нескольких месяцев объема, рассчитанного на год. Из-за этого управляющие компании столкнулись с повышенной нагрузкой, а заказчики — отказались от дополнительных затрат на необходимое увеличение ресурсов для оперативной реализации. Возникла гигантская перегрузка персонала УК, которая сразу же повлекла поиск сотрудниками «более спокойных» мест работы, говорит Андрей Кротков.

Выросла и стоимость привлечения субподрядчиков. Так, например, вывоз твердых бытовых отходов подорожал на 8%, профильные подрядчики по техобслуживанию подняли цены на 8–10%. Удержали прежнюю стоимость лишь охрана и поставщики услуг связи, но и они уже объявили о предстоящих повышениях. УК же, работая по заключенным год назад договорам (а ведь есть еще и 2—3—5-летние контракты), вынуждена закупать необходимый ассортимент РМ и ТМЦ по рыночной цене, иначе не будет вовремя оказана услуга. Чаще в запрошенных компенсациях и индексациях компаниям отказывают, и УК живут с опережающим ростом расходов над доходами, то есть, по сути, беспроцентно кредитуя клиентов, резюмирует г-н Кротков. Решение вопросов актуализации стоимости несколько лет находилось в ситуации неопределенности и стабильной стагнации, рассказывает Наталья Афанасова. Причиной стал понятный для игроков отказ клиентов от индексации стоимости услуг. И если сравнить бюджеты трехлетней давности с актуальными запросами, уровень необходимого увеличения составит уже не менее 7%. Очевидно, что повышение затрат на эксплуатацию — уже необходимая императивная мера для поддержания состояния объектов на должном уровне, сообщают в CBRE, указывая, что планомерные работы по корректировке стоимости все-таки приводят к положительному результату.

Газовая атака

Однако готовиться УК надо не только к увеличению расходов на персонал, уверен Андрей Кротков. Сейчас рынок наблюдает «немыслимый» ранее мировой рост цен на газ, а газ — это не только исходное сырье для производства различных материалов, таких как полимеры, краски, полупроводники и удобрения, но и основной источник генерации электроэнергии/тепла/холода, напоминает эксперт. Многие нефтехимические предприятия за рубежом уже приостановили работу в связи с тем, что себестоимость продукции, которую они производят, стала выше цены, за которую готовую продукцию покупают на рынке, а значит, появляется еще одна причина повышения — предстоящий дефицит. Следовательно, в очередной раз подорожает вся товарная цепочка — производство, хранение, транспортировка. «И неважно, туалетная бумага это будет, лампочки или фильтры для кондиционеров, — вздыхает г-н Кротков. — Даже официальные органы в лице Минэкономразвития недавно были вынуждены повысить показатели годовой инфляции с 5,8 до 7,4%. А это значит, что по итогам года нам предстоит общее удорожание используемых РМ и ТМЦ не менее чем на 15%».

Дорогая пандемия

Пандемия вообще оказалась для сегмента УК слишком дорогой, резюмируют собеседники CRE. Политика Роспотребнадзора, требующего соблюдать достаточно жесткие ограничения, особенно при локдауне, в итоге вообще положила на лопатки часть бизнесов, рассказывает Виктор Козин, вице-президент, управляющий партнер Becar Asset Management. В том числе в области гостеприимства, когда загрузка отелей была не больше 10%. «Наша управляющая компания испытывает сильное давление со стороны собственников, которые пытаются всячески оптимизировать „косты“, — продолжает эксперт. — Хорошо, когда собственник понимает, что при снижении стоимости услуги нужно поступиться, например, штатной структурой. Хуже, когда ту же услугу собственник хочет в два раза дешевле».

При том, что стоимость рабочей силы по сравнению с двухлетней давностью выросла процентов на 20, а в клининге — на все 30, максимум, что в итоге удается — повысить тарифы на размер инфляции, говорит Виктор Козин.

Помимо прочего, возникла потребность во включении в бюджеты дополнительных затрат на антиковидные меры, перечисляет Андрей Кротков: средства индивидуальной защиты, тестирование 10% персонала на ПЦР каждые 15 дней, вакцинация 60% нерезидентов, дезинфекционные мероприятия и пр. Одна только необходимость постоянной обработки дверных ручек, например, требует в ряде случаев вывода дополнительных сотрудников на постоянной основе, поясняет он. Количество же дополнительных журналов и отчетов возросло и вовсе без меры, но компенсировать противоэпидемические расходы не горят желанием ни городские власти, ни заказчики.

Кроме того, на фоне пандемии появились сложности с подменами на объекте: УК обязана не только за свой счет заменить заболевшего сотрудника, но и отправить на двухнедельный карантин всех контактировавших
с ним.

Суровость закона не компенсируется

Пандемия, усиленная дифференцированным подходом регионов к ограничениям, как по срокам, так и по содержанию вообще потребовала намного больше времени и ресурсов для изучения выпускаемых нормативных документов, разъяснительной работы с персоналом и защиты интересов объектов перед чиновниками в каждом регионе присутствия, соглашается Михаил Сафонов. «Отсутствие централизованных решений по ограничениям привело к несвязанным действиям руководства регионов и контролирующих органов, что в полной мере ощутил на себе торговый сегмент, — поясняет г-н Сафонов. — Мы сталкивались с тем, что руководство региона озвучивает одни правила, а инспекторы, выходящие на объекты с проверками, действуют по уже не актуальным или еще не принятым решениям».

Наиболее ярко отличия между московским и петербуржским рынками проявились именно в связи с введением санитарно- эпидемиологических ограничений, вспоминает Борис Мезенцев. В этом году, по его словам, ведущий и ведомый поменялись местами: если обычно (и не только в связи с пандемией) нововведения сначала появлялись в Москве, а потом транслировались в регионы, то в 2021-м сначала ограничения вводились в регионах. 2021 год вообще можно назвать годом хаотичного спроса на управление, констатирует Анна Никандрова. По ее словам, вероятно, многие собственники сейчас находятся в осознании процессов, происходящих с объектами, и не готовы уверенно передавать недвижимость во внешнее управление. Этим объясняются и противоречивые тренды рынка УК — несмотря на потребность в профессиональном управлении и повышении эффективности и доходности объектов, у ряда игроков есть стремление создавать свои управляющие команды. «Но при самом удачном исходе они способны сформироваться и заработать с необходимым качеством не ранее трехлетнего периода, — поясняет г-жа Никандрова. — Есть принципиальная разница в управлении аффилированным портфелем и в работе с рынком, поэтому пока сложно оценивать реальную эффективность таких подразделений».

«В итоге вместо развития рынка внешнего управления, повышения конкуренции, профессионализма УК и, как следствие, повышения эффективности управления мы получаем множество масштабных, но сырых команд, с соответствующим результатом», — резюмирует эксперт.

В русле времени

По словам Андрея Алиева, на рынке отчетливо прослеживался «тренд на импортозамещение»: если недавно международные компании в сегменте УК для заказчиков были предпочтительнее российских игроков, то сейчас все играют на равных. Кроме того, российские компании вообще более гибко подходят к запросам клиентов, уверен он. «Но у большинства девелоперов — все-таки собственные УК, — парирует Виктор Козин. — Их наличие позволяет больше заработать на старте проекта и дает больше возможностей для продаж. Разумеется, основной аргумент формата in house — не иметь финансовых и репутационных издержек. Девелопер не заинтересован в том, чтобы афишировать свои промахи, в том числе на этапе строительства. Однако для многих девелоперов, особенно на рынке жилья, УК — это либо дотационный, либо низкомаржинальный бизнес». Впрочем, многие игроки переходят на собственное или частичное управление вынужденно: внешние УК стоят дорого, поясняет Ольга Летютина. Конкурентными в итоге становятся компании, которые оказывают весь комплекс услуг, тем самым оптимизируя процессы и затраты.

Задачи же по выходу девелоперских структур на внешний рынок управления «яркими успехами», по словам Натальи Афанасовой, не увенчались. При этом есть «положительные примеры партнерства» в рамках взаимодействия с собственными структурами управления. Внутренние УК все чаще привлекают внешние компании для реализации консалтинговых задач при проектировании и строительстве объектов, поясняет г-жа Афанасова. Уже сейчас многие крупные ретейлеры, особенно сетевики, начинают, например, строительство распределительных и логистических центров (B2C), напоминает Виктор Козин. Сегмент развивается, а значит, что и управлять им нужно.

Полюбите нас беленькими

В 2021-м продолжалось агрессивное «обеление» рынка управления. Борьба с незаконной налоговой оптимизацией заставляет «серые» компании пересматривать принципы работы, уточняет Андрей Кротков. При поддержке нескольких бизнес- объединений был создан Реестр добросовестных эксплуатирующих компаний «БелыйФМ.рф», в который попадают добросовестные участники рынка. В 2022 году обещают, что без членства в этом реестре компания не сможет участвовать в госзакупках и коммерческих тендерах, поясняет эксперт. «#налогсоговоркой #эхналоги #неживойсбежит — самые яркие тренды 2021 года, — перечисляет Наталья Якименко. — ФНС усиливает давление за счет введения в бизнес-практику так называемой „налоговой оговорки“: ее важность сильно выросла с появлением в Налоговом кодексе ст. 54.1 о „налоговых схемах“, установившей пределы осуществления прав бизнеса по исчислению платежей в бюджет».

Речь идет о включении в договоры между заказчиком и исполнителем особых условий, уменьшающих налоговые риски. При наличии налоговой оговорки налогоплательщик, который не смог учесть расходы или применить вычет по НДС из-за недобросовестности контрагента, может потребовать от него возмещения убытков, а в случае отказа — удержать их сумму из расчетов по договору либо взыскать их в судебном порядке.

Все это — на фоне того, что заказчики зачастую выбирают теперь УК исключительно по цене и ради малейшей экономии готовы менять проверенных годами FM-подрядчиков на «сомнительные однодневки», делится Андрей Кротков. «Но реальность оказалась суровой: итоги подобных тендеров повсеместно показали, что рыночная цена контрактов вырастала существенно выше той индексации, о которой просили действующие УК, — продолжает эксперт. — Да и обрушившееся в таких случаях качество услуг сводит на нет всю мнимую экономию». «Для нашей компании дебютом можно назвать впервые случившийся прецедент аннулирования заказчиком результатов тендера и возврата объекта в управление RD Management», — соглашается Константин Пыресев.

Существующий кризис, «когда верхи не могут, а низы не хотят», выльется в такое снижение маржинальности бизнеса УК и FM-операторов, которого рынок еще не видел, прогнозирует Андрей Кротков. Конкуренция обострится максимально, а профессиональный опыт, наличие передовых стандартов обслуживания, инновационного ПО и других «цифровых фишек» и ноу-хау будут иметь все меньшее значение при выборе подрядчика для обслуживания объектов недвижимости. Главным же критерием в большинстве предстоящих в 2022 году тендеров и закупок будет ее величество цена.

Основные тренды для рынка управляющих компаний-2021

  • Сохранение ограничений, связанных с санитарно-эпидемиологической обстановкой, и, как следствие, рисков ограничения деятельности. При этом — выработка «профессионального иммунитета» к пандемии: игроки понимают, чего ожидать и что делать.
  • Агрессивное «обеление» рынка. Реализуемый ФНС России проект «обеления» FM-отрасли получит новый импульс в виде активизации контрольно-проверочных мероприятий, а также широкого внедрения инструмента налоговой оговорки.
  • Авральный рост себестоимости при снижении маржинальности и выборе заказчиками УК «только про цене».
  • На фоне роста себестоимости были исчерпаны все возможности для демпинга. Конфликт трендов — повышение стоимости FM-ресурсов и понижение платежеспособности клиентов.
  • Острейший в истории рынка кадровый голод. Учитывая, что в России и дальше сохранятся такая динамика роста e-commerce и повышенный спрос на строительство жилья, в 2022 году на FM-рынке сохранится и дефицит рабочей силы. Расходы на зарплаты сотрудникам к прежним значениям уже никогда не вернутся.
  • Сохранение тренда на укрупнение заказчиков, включение в их портфели новых объектов.
  • Работа по принципу «одного окна»; расширение портфеля сервисов для решения задач клиентов. К услугам управления объектов добавляется необходимость рекомендаций по перепрофилированию/реконструкции/ реновации объектов для повышения доходности и адаптации к рыночным условиям.
  • Продолжающийся уход УК из коммерческой недвижимости в сферу управления жильем; компании из сектора госзакупок пытаются выходить на рынок управления коммерческой недвижимостью («ЭнергоСтар»).
  • Увеличивается значимость клиентского опыта при работе как с торговыми центрами, так и с объектами офисной недвижимости. Торговый центр уже давно перестал быть просто местом для шопинга, а стал центром получения эмоций. Бизнес-центр, в свою очередь, — уже не просто «рабочее место», а среда комфортного пребывания, обеспечивающая определенный набор сервисов и услуг. Именно поэтому многие девелоперы видят необходимость в инвестировании в структуры, которые оказывают услуги в этом направлении.
  • Продолжающаяся тотальная цифровизация; маркетинг меняется на маршрутизацию.
  • Начало пути ESG-стратегий.

Источник: CRE

^ Наверх
Подписывайтесь на канал Управляющей компании Zeppelin в Telegram!